Потери и боль кыргызстанцев

Анарбек Сатыбалдиев — Полковник милиции

САтвбалдиев

Анарбек Сатыбалдиев, фото из архива семьи Сатыбалдиевых

  • Анарбек Сатыбалдиев 67 лет
  • Полковник милиции (умер 12 июля 2020 года в обсервации «Ганси»)

Мой папа умер 12 июля в обсервации «Ганси». Где-то числа 4-го, по-моему, у него начало тело ломить, потом температура небольшая была. Затем он поехал в дневной стационар. Там ему прописали капельницы. Он два дня потел, ему легче стало, потом обратно температура поднялась. Мы 28-го числа поехали в частную больницу,сняли компьютерную томографию лёгких. Нам сказали, что результаты будут готовы через три дня. Потом в этот же день поехали в какую-то частную клинику.
Не помню, как фамилия врача этой обсервации, которая прописала ему капельницу с моксифлоксацином, антибиотиком. И вот 8-го числа ему сделали капельницу, 9-го тоже повторили это же лекарство. Ему плохо стало, он начал сознание терять. Потом через знакомых сразу нашли место в обсервации «Ганси». Туда его отвезли, там сразу же сатурацию проверили, она была 47. Положили мы его в палату в этот же день, в 11 или 12. Потом в 4 или 5 утра мы приехали: кушать сварили, шорпо привезли. Я захожу в палату, а он там без маски. Оказывается, он в туалет хотел, кислород снял и не мог надеть даже. А сам сидел уже почти без сознания, как будто ориентацию терял. Я сразу побежала к врачам, они подключили его к аппарату, ему легче стало. У него сатурация то поднималась, то опускалась. Мы решили вечером с ним побыть. Я с братишками в машине спала, по очереди дежурили у него.
Два дня пробыли, и медики практически ничего не делали, просто капельницы ставили. Медсестра придёт, капельницу поставит и всё. Врач один раз придёт, осмотрит и ничего такого не делает. Потом, вечером 11-го числа, отделение реанимации открыли. Пришли из отделения люди, указали на пациентов; так забрали в реанимацию папу. Тогда папа нормально был, в сознании, кушал, сатурация поднималась, его из палаты до машины скорой помощи без кислорода переводили. Я просто не знала тогда, что кислородно-зависимых нельзя вообще, даже на секунду, без кислорода оставлять.
С него просто кислород сняли и на каталке его к машине отвезли. Он по дороге уже начал задыхаться. В машине подключили опять, но в машине кислород такой слабый был, что папа всё равно сильно задыхался. До реанимации его везли около 500 метров. Потом из машины скорой помощи тоже сняли кислородную маску, без кислорода до реанимации его понесли, и вот после этого он не пришёл в себя. На следующий день, 12 июля в час ночи, он умер. Считаю, врачи виноваты в том, что они без кислорода так его замучили, что после этого он в себя не пришёл и умер.