Потери и боль кыргызстанцев

Жамал Тазабекова — Врач-терапевт медицинского центра управления внутренних дел города Ош

14-2-768x432

Жамал Тазабекова, фото из семейного архива 

  • Жамал Тазабекова
  • Врач-терапевт медицинского центра управления внутренних дел города Ош

Воспоминание дочери Умутай о маме
30 июня 2020 года, на 70-м году жизни скончалась врач-ординатор Ошского медицинского центра Министерства внутренних дел Жамал Тазабекова. В связи с тем, что при исполнении служебных обязанностей она заразилась COVID-19, 22 июня она была госпитализирована в инфекционное отделение Ошской городской больницы.
По имеющейся информации, Заслуженный врач Кыргызской Республики, мать двух дочерей и одного сына. Родилась 16 декабря 1949 года в селе Боконбаево Тонского района Иссык-Кульской области, в лечебном центре МВД работала с 1982 года.
«Моя золотая мама в первую очередь очень любила свою работу. Сколько мы говорили, «Не работайте», но, желая поделиться своим многолетним опытом и знаниями, она работала, так и заболела. Моя мама была опытным врачом, лечила всех, от рядового солдата до генерала, никогда не жалела своей помощи. Кажется, она чувствовала, что уйдет, старшая сестра была рядом, в больнице, позвонила по видео звонку, мама обвела всех нас взглядом. 30 июня, после 12 часов её сердце остановилось, мы не могли в это поверить, подумали, может она в коме. Мама была сильной женщиной, но в борьбе с этой болезнью, она проиграла, она боролась до конца. Никогда не ставила себя на первый план, все мечты написала на большую бумагу, эта была её «карта желаний», она повесила дома. «Пусть мои дети будут счастливы, пусть у них будут семьи, пусть у них все будет благополучно, пусть у меня будут внуки», написала она, а в самом конце написала свою мечту. Она хотела совершить паломничество в Мекку, хотя бы совершить малый хадж в Умру. «Карта желаний» висит, но мамы нет…»
22-июня была госпитализирована в инфекционное отделение Ошской городской больницы с диагнозом COVID-19, заразилась во время работы. Коллега Элмира Бердикулова, работавшая вместе с покойной с 1990-х годов в Медицинском центре МВД, рассказала, что пережила вместе с Жамал Тазабековой много тяжелых дней, Ошские события 2010 года, и не думала никогда, что может потерять ее из-за пандемии:
«Можно сказать, что Жамал эже была моим учителем, с 1992 года, 28 лет работали вместе, никогда не говорила никому плохого слова, всегда всем хотела помочь. Когда я окончила учебу и была назначена врачом в Службу внутренних дел, здесь работали люди исключительно русской национальности, из кыргызов только Жамал эже работала с ними на равных. Она взяла меня под свое крыло и многому научила, военная медицина значительно отличается от гражданской медицины, я узнала об этих особенностях от Жамал эже. Последний раз я видела её 12 июня, она была на работе как обычно. Моя смена закончилась, и я уходила в обсервацию. «Выходите домой на карантин, берегите себя», — сказала я ей, она ответила, что будет работать. Жамал эже поздно родила детей и очень любила их. Единственная мечта, о которой она нам рассказывала, – это женить сына и няньчить внуков, не дожила до своей мечты»
2010 года, Жамал Тазабекова служила военным врачом во время баткенских событий 1999 года, имеет государственные и ведомственные награды и благодарности. За её высокие врачебные заслуги, она получила звание Заслуженного деятеля медицины Кыргызской Республики из рук президента Сооронбая Жээнбекова
Воспоминание коллеги Айгуль Ибраимовой
— Вы работали с Жамал эже в одном кабинете, какие у вас воспоминания о ней?
Я 9 лет сидела в одном кабинете с Жамал эже, она была заботливой, обаятельной, чистой, всегда помогала. В нашем стационаре лежат больные, эже тоже работала в стационаре, никого не отправляла назад. Такая заботливая была, подробно опрашивала пациента, слушала все жалобы больных, заботилась об их здоровье. Мы с ней общались, однажды я ей сказала «На работе человек быстро выгорает, будьте осторожны», на что она мне ответила «Я столько лет работаю, эта моя обязанность, я должна заботиться о больных». До сих пор не могу поверить в её смерть, до последних дней жизни Жамал эже, мы работали вместе в одном кабинете. У нее появился небольшой кашель, «Вы кажется заболели, может отлежитесь дома», сказала я, она ответила: «Как я оставлю людей, когда столько работы, это мой старый бронхит беспокоит». В этой же больнице лечилась, получала инъекции, но до конца принимала больных, работала. В нашем стационаре в основном работаю женщины, Жамал эже защищала и опекала всех. Была аксакалом наших мероприятий, еще организовывала все, такая светлая была, детей завела очень поздно. О своих детях сильно заботилась, в прошлом году выдала дочку замуж, мы, все коллеги помогали в организации праздника. Тогда она была счастлива, благодарила нас, наш коллектив очень дружный, все мероприятия организовывала Жамал эже.
— Когда вы виделись с ней, о чем вы разговаривали?
Последняя наша встреча была в пятницу, ведь сейчас все условия из-за карантина поменялись, у входа в защитных костюмах стоят медсестры и санитарки, измеряют температуру посетителей. Жамал эже в то время сидела отдельно в кабинете, так как она была в преклонном возрасте, мы старались ее не выпускать к людям. В ту пятницу мы обедали с ней вместе в последний раз, во время она обеда сказала, что чувствует себя плохо. Я закончила свою работу, и ушла домой, она осталась работать после моего ухода. В голову не могло прийти, что мы с ней последний раз трапезничаем, через неделю заболела я: поднялась температура, позвонила Жамал эже. «Кажется, мой бронхит снова начался» сказала она. Я попросила её сдать ПЦР-тест, она сказала, что служба 118 не отвечает, снова и снова повторяла ей, чтобы сдала анализ незамедлительно. Наконец, позвонив на номер 118,мы дождались мобильную бригаду, у меня взяли анализы и проверили Жамал эже. После того, как я написала по WhatsApp, дочь ответила: “Состояние моей мамы плохое, она в реанимации”, а вчера ночью, в 1:40 позвонила дочь и сказала, что мы потеряли её, это было неожиданное горе. Эже была доброй, много лет работала в Бишкеке, в нашем стационаре работала врачом. В свои семьдесят лет следила за своим внешним видом, выглядела моложе своих лет, когда я говорила ей об этом, смеялась.
— Следила за собой?
Да, каждое утро делала гимнастику, аккуратная была, симпатичная. У нее был хронический бронхит, но чувствовала себя прекрасно.
— Вы говорили, чтобы не работала в её возрасте, что вирус опасен?
Да, много раз говорили, я во время карантина взяла отпуск и уехала в Бишкек. Я вернулась, она работала, несмотря на пенсионный возраст, все говорили ей, что будет сложно, если заболеет. С материальной стороны тоже сложно было, если не работать, кто денег даст. На что будем жить?
— Чего вам не будет хватать, когда ее уже нет?
Её смеха. «Ай, сестренка», говорила она мне потому, что моя мама из Лейлека, Баткена. «Мы с тобой столько лет в одном кабинете сидим, уже как родные», говорила она и смеялась. Рассказывала анекдоты и очень громко смеялась, когда говорила о чем-нибудь, вместе же сидим, много пишем. «Джамал эже, вставайте, будем делать гимнастику», говорила я, на это она громко смеялась и говорила : «Если бы не ты, я бы сидела без движения». За утренним кофе болтали, буду скучать по её смеху, у неё такой смех заразительный был, в стационаре девочки работают, у каждой свои проблемы, бывали моменты, когда они делились всем с Жамал эже, советовались с ней. Поговорив, она давала всем свои советы, буду скучать по её смеху и по её отношению к людям.